"Эти негодяи подпитывают и без того припухшую от нефтедолларов узурпаторскую власть" - Алекпер Алиев

Интервью

 

 
Skype-интервью писателя Марка Верховского (США),
с писателем Алекпером Алиевым (Швейцария)
 
 
М.В.: Алекпер, вопросов у меня много и я разумеется начну с самого актуального. Догадываюсь, что в связи с вашим литературным творчеством, ваша жизнь в Баку была сопряжена с риском какого-либо негативного происшествия. Что явилось последней каплей для вашего кардинального решения покинуть страну?
 
А.А.: Скорее было несколько капель, а не одна конкретная. Да, это были капли и уже не разобрать какая именно послужила толчком к принятию этого сложного решения. Конечно, не только моя жизнь, но и жизнь и деятельность многих в Азербайджане, сопряжена с риском. Уязвим абсолютно каждый, кто говорит или пишет что-то непопулярное. Поэтому я высоко ценю мужество граждан Азербайджана, продолжающих жить и бороться на родине.
 
 
М.В.: А почему у вас не получается находится рядом с ними?
 
А.А.: Вопрос предсказуем и справедлив. У меня несколько философское отношение ко всему этому.
 
Когда я писал Амнезию, пришлось порыться в различных энциклопедиях, пособиях по психиатрии, консультироваться у психиатров. И с тех дней мне запомнилось название одной болезни — Ангедония. Когда ты перестаешь получать от жизни удовольствие. Вроде как антоним гедонизма? Не знаю. В моем случае из-за постоянной тревоги, страха темного подъезда.
 
Поймите меня правильно, я не представляю себе как можно вообще иметь дело с азербайджанской властью, с ее репрессивным механизмом. Соприкосновение с ними унизительно. Позволять им скручивать тебе руки, надевать наручники, избивать, задавать вопросы, внушать и шантажировать. И еще неизвестно, что на тебя повесят - наркотики? изнасилование? хранение оружия? А с недавних пор уже и изготовление Коктейля Молотова. Посмотрите, что они вытворяют в стране. И еще вспомните, что они сделали с Рафиком Таги. А потом весь этот омерзительный карнавал с Айлисли?
 
Поэтому, в моих глазах, согласные на эти лишения граждане, истинные герои.
 
 
М.В.: И вы решили уехать.
 

А.А.: Да, когда начали поступать очевидные сигналы, пришлось пересмотреть приоритеты. А как же идеалы, спросите вы? Скажу вам честно, никогда не предполагал, что ради этих идеалов, я должен проходить через пытки, унижения, оскорбления, клевету этого режима. После публикации «Артуш и Заур»а, «армянофила» и «пидораса» в свой адрес, еще можно было вынести. В конце концов, не видеть в лице армянина врага и по человечески относиться к гомосексуалистам, на мой взгляд обязательная позиция каждого, порядочного человека. Но тюрьма - а за последний год они сажают без разбора - не для меня. Это уже полный контакт с системой. Я даже в жилищное управление за справкой ходить не мог. Умолял близких сделать это за меня. Только чтоб дистанцироваться от них. Это же стресс, нервы.
 
И еще я вижу как некоторые узники совести, выходят из тюрем сломленными. Чаще всего оставшаяся жизнь протекает в режиме тише воды, ниже травы, а некоторые становятся фатуллаевыми. Я не могу позволить Алиеву вводить в меня все твердое или жидкое, что вводится этим людям, которые начинают петь новые песни, о старом.
 
Директор общественно-политического отдела в администрации президента Али Гасанов, неоднократно в приватных, и не только, беседах с разными людьми возмущался: "А почему недовольные не уезжают?! У нас же открыты границы и мы раздаем паспорта всем желающим!"
 
Устами Гасанова, они посвящают нас в свои планы. Так и происходит. Система делает все, чтобы недовольные уезжали. Доведение людей до эмиграции, то есть до отчаяния - одно из приоритетных направлений репрессивной политики властей. Работает этот душегубный механизм превосходно, без сбоев. А теперь представьте себе объем утечки мозгов, за последние 20 лет?
 
Ровно год назад, на митинге молодежи в Баку, рэпер Джамал Али публично обругал мать президента Ильхама Алиева. Его забрали в подвал управления и десять дней, надев на голову мешок, били дубинками по пяткам. Руководитель церемонии наказания, некий начальник, дал ему наказ на ближайшую перспективу: «Выйдешь отсюда, пиздуй в Европу. Убирайся из страны. Таков уговор, не то худо будет».
 
Вот и сидит Джамал сегодня в Берлине. Превосходный город, я ему даже завидую. А что ему оставалось делать? Ждать пока пристрелят на пустыре?
 
 

М.В.: А как же относятся к решению эмигрировать друзья, коллеги и, даже, недруги творческих людей?
 
А.А.: Понятное дело не с восторгом. Даже друзья, которые говорили «Уезжай, тебе здесь не место», сегодня признаются, что меня им не хватает. И это поверьте, взаимно — их мне тоже не достает. Столько лет плечом к плечу и раз, тебя нет рядом.
 
Знаете, ведь помимо творческого сообщества, у меня еще были коллеги по работе. Благодаря своей специальности пиарщика, я долгое время проработал на различных позициях в рекламных агентствах и финансовых структурах. Кстати, тем самым мне удалось значительно огородить себя от черни, свести контакты с ней до минимума. Имеется в виду чернь не по сути своей, а которую породил супостат. Я находился в окружении адекватных людей, приятных собеседников. Хоть и аполитичных, возможно латентных оппозиционеров. Были среди них, выражаясь по-пелевински и скоты (перегородки в современном офисе, это стойла для скота). Зато они не рыгали тебе в лицо. И не обязательно русскоговорящий контингент, хоть они и были в большинстве. Так же азербайджаноязчный менеджерский состав.
 
Но каждый роман так или иначе имел политический контекст. По другому не получалось. Не могу декламировать стихи, когда вокруг пожар. Добрые люди, из добрых побуждений предупреждали «Ты им надоедаешь. Скоро возьмутся за тебя». После «Сары гялин» частота таких предупреждений возросла, пришлось принимать меры.
 
Поэтому я хорошо понимаю Рустама Ибрагимбекова, который пару месяцев назад уехал из страны и боится возвращаться. Ничего унизительного в этом страхе нет. Они способны на все. Завели на него дело и ждут, чтобы провести через унизительную череду допросов. Как вы думаете, выдержит этот пожилой человек, фестивальный тусовщик общения с мразью в погонах? Власть болезненно реагирует на перебежчиков. Ей не нравится когда свои, становятся чужими. Наказывают жестоко. Сегодня в искренней оппозиционности Ибрагимбекова сомневаются многие, но факт остается фактом — он раздражает власть. А опьяненная нефтяной вседозволенностью и безнаказанностью власть, не остановится перед титулами и популярностью режиссера. Уж поверьте мне.

М.В.: Дорогой Алекпер, у меня такой вопрос возник. Почему свой выбор страны вы остановили именно на Швейцарии? Вероятно климат понравился? Или престижный паспорт?
 
А.А.: Этому выбору способствовал целый ряд причин, о которых я не хочу говорить. Вряд ли это нужно остальным участникам процесса.
 
Климат особого восхищения у меня не вызывает, но и не раздражает. Пока. На данный момент я к нему индифферентен.
 
Что до престижа... в выборе Швейцарии, этот пункт у меня вообще не проходил. Меня даже может воодушевить то, что Ленин руководил отсюда революцией, но только не этот клишированный престиж. Никакого абсолютно престижа. Хорошая, экономически сильная, безопасная страна, с добрым социальным обеспечением. Только благодаря своей бюрократии, строгим законам и некоторой замкнутости управляется эта маленькая, консервативная страна.
 
 
М.В.: Вспомнил Швейцарию Шишкина...
 
А.А.: Да, да. Именно Марк! Ретроспектива Шишкина, его русская Швейцария, любимый Карамзин. Особенно Цюрих в его оформлении - такой гордый и красивый. Швейцарию Шишкина невозможно не полюбить.
 
 
М.В.: Как вы думаете — могло бы произойти такое аномальное явление, что в связи со сменой климата вашего пребывания, обозначились новые направления в вашем творчестве?
 
А.А.: Не исключаю. Я никогда не составляю планов в долгосрочной перспективе. Должно произойти какое-то потрясение. Что-то должно так сильно задеть, чтобы я на скорую руку начертил план, перенес это на бумагу, начал определять сюжет и персонажей, наделять их качествами и т. д. Какое потрясение может ожидать меня в Швейцарии?
 
 
М.В.: Вы хотите сказать Швейцария действительно синоним скуки?
 
А.А.: Смотря какие у вас ожидания от этой жизни.
 

Давайте расскажу из собственного опыта. Пока я искал в Цюрихе квартиру, нам была предоставлена однокомнатка, в общежитии. Это был конгломерат народов. Некий молодой швейцарец, влюбился в цыганку из общежития. Настолько, что ему пришлось пристрелить конкурента, араба на глазах у конгломерата. Убил и сдался полиции. Араба похоронили, парень сидит в тюрьме. Сломленные судьбы, десятки шокированных свидетелей. Когда совсем не ожидаешь увидеть такое в Швейцарии, и вдруг под боком случается трагедия. Если когда-нибудь напишу о Швейцарии нечто автобиографическое, обязательно включу туда эту историю.

Но, для начала я должен в совершенстве выучить немецкий язык, на котором я начну думать, или еще лучше, видеть сны. Только после этого я смогу влиться в швейцарское общество, которое весьма консервативно. Скажу честно - эта стихия для меня не плодотворна. После полного соприкосновения со Швейцарией, может что-то и извлеку. Но на ближайшие пять лет, ничего подобного не ожидается.
 
 
М.В.: А что если начать с азербайджанской диаспоры? Она может дать пищу?
 
А.А.: Диаспора наша в Европе хороша тем, что за ней нет криминала. Нас мало знают, а те кто знают, для них мы нормальные, порядочные люди. В Европе можно встретить интересный контингент, соскочивших из Азербайджана под предлогом оппозиционной принадлежности (скажем партии Мусават) эмигрантов, которые сегодня всячески пытаются скрыть этот факт, стыдятся его и готовы сотрудничать с властью. Они выглядят странно и жалко. Но им везет в том, что по большому счету это никак не отражается на их репутации в глазах местного населения. Они соблюдают (вынужденны) законы, работают, платят налоги. А еще есть бизнес эмигранты — как правило аполитичные, занимаются своим делом, ни во что не вмешиваются. Тоже интересная прослойка. За короткий срок успел заметить много странностей в жизни нашей диаспоры. Но, пока рано говорить об этом. Я только осваиваюсь.
 
 
М.В.: А насколько известен в Швейцарии Азербайджан? По каким признакам у них ассоциируется наша страна?
 
А.А.: Абсолютно неизвестен. Из десяти швейцарцев разве что один может слышал о ней. Но страта менеджеров, благодаря Нефтяной Компании Азербайджана (SOCAR) очень даже неплохо разбирается. SOCAR тут приобрел около 170-и бензозаправочных станций. Начался уже ребрендинг, заменяются вывески, баннеры. Появляется национальный триколор. Казалось бы, что тут неожиданного? А для кого секрет, что Швейцария весьма гостеприимна к диктаторам, в плане банковских и бизнес услуг? Скандинавской принципиальности в подобных вопросах, от Швейцарии ожидать не приходится. Но позволять этой компании, влиять на швейцарскую прессу?! Это возмутительно. Даже для Швейцарии.
 
Один пример. Русская газета в Швейцарии, называется «Наша Газета». Один из спонсоров издания - SOCAR. Критика в адрес властей Азербайджана в этой газете запрещена. А что если завтра нельзя будет критиковать алиевский режим в «Ноэ Зюрхер Цайтунг»? Чем черт не шутит?
 
 
М.В.: У Вас имеются намерения вернуться когда-то в Азербайджан, или переехать в другую страну?
 
А.А.: Недавно, мой друг Ялчын Насиров, автор нашего портала и блогер ЭХО-Москвы, рассказал мне анекдот про еврея, который эмигрировал в Израиль, а затем вернулся обратно в СССР. У него спрашивают: «Где лучше, там или тут?». На что он отвечает: «В пути».
 
 
М.В.: Вы уехали, очевидно, в большой обиде на азербайджанскую интеллигенцию, которая не приняла ваше творчество. В то же время студенческая молодежь явно благоволила к публикации ваших книг. Скажите, Алекпер, как вы сейчас обходитесь в холодной стране без горячего участия ваших читателей?
 

А.А.: Не нравится мне это слово, интеллигенция. Но другое никак не приживется. Приходится обходиться анахронизмами. А вы уверены, что я обижен на азербайджанскую интеллигенцию? Так или иначе - вся интеллигенция это люди моего окружения, с которыми я неразрывно связан. Мы всегда и во всем друг-друга поддерживаем и понимаем. То есть, интеллигенция это и есть мы.

Плюс студенческая молодежь. Да, спасибо им, что они есть. Часть из них сегодня сидит в тюрьмах. Озабоченная власть чуть ли не каждый день сажает одного или двух, по сфабрикованным обвинениям. Но я рад, что наша молодежь активно занимается саморазвитием — проводятся круглые столы, пишутся книги, запускаются сайты, переводятся книги, издаются журналы. На гроши, на карманные расходы ребят, на незначительные пожертвования. Но мы видим результат — с каждой книгой, с каждым новым словом количество и качество молодежи растет день со дня. Это и пугает власть.
 
 
М.В.: Вы открыли страницу Портала на азербайджанском языке, что вообщем-то, давно нужно было сделать. Однако, вы перестали публиковаться на русском языке, потеряв своих русскоговорящих читателей. Что послужило толчком вашего ухода из русского языка. Может стоило бы публиковать свои статьи на обоих языках?
 
А.А.: Когда ты начинаешь понимать, что тебе уже нечего писать, в смысле писать систематически, ты просто перестаешь это делать. Я человек настроения и если вдруг мне захочется что-то написать, я это сделаю. Поэтому я никуда не уходил.
 
Портал - это площадка на которой все мы время от времени высказываемся. Год назад я предоставил эту площадку азербайджаноязычной молодежи, авторам которым есть что сказать. Мне хотелось просто выслушать их. Дать выговориться. В русскоязычной версии эта миссия была выполнена. До сих пор сайт остается нашим общим домом. Тебе негде опубликовать свою статью, по ряду причин? Пожалуйста, публикуйся у нас. Единственное условие — ничего положительного о полит-истеблишменте! Не надо оскорблять мой интеллект.
 
 
М.В.: Кстати, какие вы видите перспективы среди сегодняшних молодых авторов на появление в ближайшем будущем талантливых писателей в Азербайджане?
 
А.А.: Азербайджан страна неожиданностей. Если речь идет о художественной литературе, такой писатель может внезапно появиться. Мне кажется я его сразу замечу и буду за него болеть. Стараюсь следить за творчеством молодых прозаиков. Есть таланты, но пока еще меня ничего не удивило.
 
 
М.В.: В декабре 2012 года в виду отсутствия финансирования самораспустился самый активный русскоязычный форум "Ассоциация деятелей культуры Азербайджана Луч". На страницах нашего Портала была опубликована моя статья "В защиту Луча".
 
Меня не удивляет, что администрация республики не услышала проблемы "Луча", но то, что ни один деятель культуры не только публично не поддержал Ассоциацию, но и не выразил голоса сочувствия , весьма настораживает. Как вы считаете - это говорит о безразличии к проблеме, боязни конфликта, или просто удовлетворении (хоть и тайного) создавшейся ситуации?
 
А.А.: Скажу вам честно, многие с кем мне пришлось говорить на эту тему, придерживаются мнения, что ассоциация была пророссийским проектом и если бы она нужна была России, ее бы оставили. Лично я, ничего против «Луч»а не имею, потому что не знаю о них ничего. Статья ваша была опубликована потому, что вы автор портала и имеете право писать о чем угодно.
 
Но давайте на чистоту. Вы скорее ожидали отклика от русскоязычный аудитории и не дождались. Так ведь? Но ведь эта аудитория молчит по всем проблемам в стране! Почему теперь они должны поднимать свой голос из-за «Луч»а? Вы имеете то, что имеете. Это и есть ваше русскоязычие.
 
 
М.В.: Ваша философия восприятия азербайджанской культуры и искусства несколько отличается от традиционного административного подхода. Издалека, на расстоянии, все видится несколько иным. Вы уже уви
дели — это иное?
 
А.А.: Согласен, что неведомое нам иное, заставляет переосмыслить все прежнее. Некое форматирование, или очистка кэша, как хотите. Но для меня это правило пока не работает.
 
В Азербайджане нет административного подхода. Есть насильное продвижение этого подхода в массы, через всевозможные каналы влияния. И я никогда не стану положительно относиться к тому дерьму, что преподносится как азербайджанская культура, даже если она и есть такая, на самом деле.
 
 
М.В.: Хотелось бы вам, чтобы ваше творчество ассоциировалось бы с вами, как представителем азербайджанской нации?
 
А.А.: Не ставлю перед собой задачу поднять флаг или что-то другое, во имя родины. Если судьбой мне уготовлена слава на Западе, то тут уже и без моего особого участия имя страны фигурировать будет. А от этого выиграет только Азербайджан. И я не против подобного развития событий.
 
Недавно был у меня в гостях армянин по происхождению, молодой швейцарец. Родители армяне из Ардахана, восточной Анатолии, родился в Цюрихе, говорит по-турецки, по-немецки, по-армянски. Посмотрите какой интересный продукт! И кем же он является для меня? Какую нацию представляет? А таких людей полным полно на Западе. Понятие национальное давно трансформировалось здесь в нечто другое, более интересное и человеческое.
 
 
 
М.В.: Как вы считаете, насколько реальны надежды оппозиции на изменение властных структур в этом году?
 
А.А.: Набившая оскомину оговорка, но я к ней прибегу - без поддержки Запада никак. И это правда. Вернее это произойдет тогда, когда двуличный Запад, перестанет нам мешать. Например раздавать про-правительственным СМИ и НПО миллионные гранты. Поэтому недавно я предложил нашей протестной молодежи опубликовать обращение в посольства мировых держав о намерении бойкотировать такие супер-организации как NDI, SOROS, USAID и т. д. Эти негодяи подпитывают и без того припухшую от нефтедолларов узурпаторскую власть.
 
Недавно имел беседу с одним уважаемым человеком. Спросил его, как относится Запад, к реальной оппозиции в Азербайджане? На что он ответил:
 
Запад не полагается на оппозицию. У нашей оппозиции ограничены возможности. Власть снизила их до минимума. Вернее, Западу даже не нужна сильная оппозиция. Потому что большинство оппозиционных партий находятся под властью, а реальная оппозиция никак не простится с идеализмом. И неизвестно как они начнут вести себя по приходу к власти. Скорее всего захотят побольше независимости.
 
Прогнозам этого человека я верю. И не знаю как, в таких условиях, можно ожидать перемен?
 
 
М.В.: В принципе у меня всё. Я адресовал вам все интересующие меня вопросы.
 
 
А.А.: Спасибо вам за инициативу Марк. Кстати, я слышал, что вы опубликовали новую книгу. О чем она?
 
М.В.: Да, и это произошло после вашего переезда в Швейцарию. В Баку вышла моя шестая книга «Мираж Большого Каньона». Основа заголовка это рассказ о впечатлении пребывания автора на Большом Каньоне, в штате Аризона. Книга содержит новые, не опубликованные новеллы, написанные на бакинские темы, а также несколько новелл из жизни русских эмигрантов Нью Йорка: - «Пиковая дама», «Полицейские будни» и пр. И конечно очерки событий исторического содержания, происходивших на территории Азербайджана. В полном объеме эта тема описана в книге "Бегом от прошлого к будущему" в азербайджанском переводе. Это «Забытый Джаваншир», «Правительница 12 века- Момине хатун», «Месть царицы» и другие. Немного о туристических поездках в Европу. Вот так вот.
 
 
А.А.: В каком объеме, на ваш взгляд, вы представлены на азербайджанском книжном рынке? Извините за вопрос, я просто перехватил у вас инициативу.
 
 
М.В.: На книжном рынке, дела вообщем-то обстоят так. Все мои изданные книги в Баку представлены во многих книжных магазинах и библиотеках им. Ахундова, Академии наук, Президента Азербайджана, им. Анвера Мамедханлы и возможно в других, которые мне неизвестны. Так что, в этом плане все вроде в порядке. Только вот последняя книга к сожалению, в виду небольшого тиража, не будет представлена на распродажу. С ней можно будет ознакомится на презентации, которая будет объявлена в СМИ.
 
 
А.А.: Зная вас, готов предположить, что вы уже начали работу над новой книгой.
 
М.В.: Материалы на новую книгу я готов представить на другой день после появления спонсора.
 
 
А.А.: Мне бы ваших американских стандартов.
 
М.В.: Я думаю, что после нашей теплой виртуальной беседы, надо подумать о реальностях визуальной встречи.
 
 
А.А.: Место, лучше нейтральной Швейцарии, вряд ли найти.

 

Беседовал Марк Верховский

 

Kultura.az | Developed by Samir Yahyazade